Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

А можно я тут тоже напишу про Штирлица?

Решила нарушить режим тишины и написать тут о том, как мы с Петей смотрели "Штирлиц: попытка к бегству", который написал удивительный Миша Капустин и исполнила группа удивительных товарищей. В Гиперионе. Где брала, там больше нет, вернее, будет в конце июня. Обожаю такой минимализм, когда мало декораций и мало места и много и здорово поют. И очень бережно обошлись с сюжетом фильма (хотя меня удивила полу-сумасшедшая Кэт и Юстас-Алекс наоборот).

Самое сильное впечатление на меня оказала колыбальная Эрвина. Она страшноватая и очень правильная, и, мне кажется, я очень хорошо понимаю, о чем там. И Белый в роли пастора. И профессор Плейшнер. Просто в точку. И финальное танго. Очень сильная роль Маши Гескиной, но характер персонажа для меня оказался не близок ни разу. В моей картине мира Кэт чрезвычайно разумна и очень хорошо контролирует эмоции необходимостью быть здравомыслящей ради Родины и сильной ради детей. Родина тут была, а здравомыслия не было. А еще Городецкий слишком Городецкий для Штирлица, но это мое гнусное восприятие, талантливо все равно. Инородным показался Юстас, он как-то не по-нашему поет... Вот, раскритиковала вроде как. На самом деле, все не так. Мне очень понравилось, но это три персонажа, которые не щелкнули в моем восприятии. Зато я влюбилась в Эрвина. И в пастора. И в профессора. И в Мюллера - ах, какая экспрессия! А также в связного и в провокатора. А еще жалко, что нет жены Штирлица, впрочем, у нее же в фильме нет слов... И да, теперь в голове то призыв в Швейцарию, то мелодия танго.

А вы тоже считаете, что фильм вовремя обрывается, и дальше ничего хорошего со Штирлицем уже не произойдет, и он не доживет до Победы? Как же не хочется об этом думать во время танго!

А еще мне показалась совершенно героической Наталья Тарвердян! Как можно час с копейками играть на фортепиано вообще без пауз, и не в режиме пум-цик-цик, а с полноценной партией?

Удивительные люди!

А еще я тут хожу и думаю теперь про нейтральность. Знал ли автор, насколько актуальным станет произведение, когда он начинал его писать?

Если на моей улице будет война, у меня дома будет полевой госпиталь. А если мои знакомые окажутся по разные стороны баррикад, я буду их обездвиживать, притаскивать на кухню и заставлять разговаривать до тех пор, пока дури не поубавится. И вообще, мне всегда хотелось быть не за белых и не за красных, а за мир. А вот что делать, когда так нельзя, когда-нибудь, видимо, придется решить...